Декабрь 2012
Из архива

неОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ

Моральный облик

строителей капитализма

ниже плинтуса,

А нам обещано

скоро империализм построить!

Господь повелел от земли кормиться?

 

Земля в России, как и власть, всегда стоила дорого – даже тогда, когда не стоила вроде бы ничего. По сути, они как близнецы-сестры: обладание землей давало власть, а теперь власть дает возможность захватить землю. Власть и земля превратились в одно из главных средств обогащения нынешней бюрократии – она торгует нашей землей, как собственной.

И еще важный момент: коррупционные схемы, которые при этом выстраиваются, формально не нарушают действующего законодательства. На бумаге все выглядит  правильно, и потому поймать за руку участников подпольных сделок бывает неимоверно трудно и зачастую просто невозможно.

Тем более, что существует еще один не менее важный фактор, - местные князьки. Они прекрасно осведомлены что, где и почем у них в закромах, и как распорядиться этим богатством к вящей своей пользе. И за каждой такой крупной сделкой прячутся именно они, получая в итоге львиную долю манны небесной. Ну, и разумеется, готовые в случае чего подстраховать и защитить исполнителей властью, данной им президентом (или губернатором). И им всегда мало, жадность их не знает границ…

 

В Омске чиновники продали землю на территории городского парка Победы в частную собственность – и это несмотря на Земельный кодекс РФ, который прямо запрещает приватизацию земель парковой зоны…

В Дагестане чиновники незаконно вывели из муниципальной собственности более тысячи гектаров земли. Тайком они оформили десятки участков на граждан, и не подозревающих о том, какое богатство им привалило. Заплатив за них около 160 миллионов рублей - по кадастровой стоимости, местные бонзы намеревались потом перепродать участки уже по коммерческой цене, которая из-за близости к столице республики и морскому побережью превышает 1 миллиард рублей…  

В подмосковном Солнечногорске чиновники получили 34 миллиона рублей за выделение участка под строительство торгового комплекса «Магнит» и за то, что не будут мешать его строить! Три участника преступной сделки, включая местного прокурора, получили от 5 до 6 лет тюрьмы, еще один чиновник в бегах…

В Татарии глава Верхнеуслонского района потребовал взятку в 10 миллионов рублей за сдачу в аренду земельного участка. Бизнесмен отдал половину и заявил куда следует. В январе суд приговорил Александра Тимофеева к рекордному для России штрафу в 300 миллионов рублей. Но после того, как он заявил о невозможности выплачивать ежемесячно по 5 миллионов, суд изменил бывшему чиновнику наказание, назначив четыре года колонии. Получилось по 75 миллионов за каждый год пребывания в местах не столь отдаленных….

В Рязанской области два лица, «занимающих государственную должность», потребовали с бизнесмена за продажу ему в собственность земельного участка 6,5 миллиона рублей взятки. По приговору суда, состоявшегося в мае, бывший глава Клепиковского района Олег Архипочкин должен заплатить 300 миллионов штрафа, бывший глава райцентра Спас-Клепики Руслан Щепелев – 38 миллионов. Приговор мог бы поставить рекорд, если бы суд внял прокурору, попросившему назначить 390 миллионов штрафа главе района. Однако два года предварительного заключения чиновника гуманный российский суд оценил в 90 миллионов и долг государству скостил…

В Ставрополе был арестован сити-менеджер Игорь Бестужий, потребовавший 50 миллионов рублей взятки за предоставление в аренду 5 гектаров муниципальной земли под строительство спортивного центра. В разработке чиновник находился несколько месяцев, и показания на него дал его общественный помощник, обычно выступавший посредником в подобных сделках…

Однако во всех смыслах показательным и потому ярким примером того, что происходит в нашей «системе земельных правоотношений», как любят выражаться сами чиновники, служит история, случившаяся в Белгородской области.

 

Дело о 38 миллионах

 

О том, что чиновники приторговывают казенными землями в свою пользу, в Белгородской области начали говорить давно, очень давно. Молва утверждала, что купить или получить в аренду удобный земельный участок можно только за взятку или по большому блату и все равно взятку, но поменьше. Чем дороже предполагался бизнес на той земле - тем дороже она становилась для арендатора (покупателя). В среднем откат составлял 10 процентов от стоимости бизнес-проекта.

 Однако «продавцы» и «покупатели» по понятным причинам были скромны и предпочитали блюсти тайну сделок. Даже если и были случаи обмана и «невыполнения договорных обязательств», а они были, жаловаться и не пытались. А кому? А куда? Хоть местные власти и любят пышно именовать область «святым Белогорьем», увы, веры им у белгородцев  нет. Так что жаловаться одному чиновнику на другого в крошечной области, где все друг другу братья-сватья-кумовья и подельники, - это себе дороже получится. 

Потому областному управлению по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) оставалось одно – искать организаторов-посредников и через них выходить на первые звенья преступных цепочек. Важно было обрубить их и освободить людей от незаконной дани. В конце концов, речь шла уже не столько об экономии чьих-то личных денег, сколько о растущей угрозе экономике области и страны. Из-за поборов проекты, которые могли дать новые рабочие места, дополнительную продукцию, налоги в казну, средства на социальную поддержку, зачастую умирали едва родившись.    

 И наконец, летом 2009 года оперативная информация о господах, которые «умеют решать земельные вопросы», появилась в УБЭПе. Внимание к себе привлек некий Статинов, регулярно мелькавший в сделках с участками. Причем особо было отмечено: там, где крутился Статинов, препятствий, чтобы получить приглянувшийся кус земли, не возникало. ООО «Русский транзит», организованное с ним на пару неким Сурковым, не знало неудач!

Правда, злые языки утверждали, что на самом деле половина ООО принадлежала Олегу Полухину, тогдашней правой руке губернатора. Но на то они и злые, чтобы молоть ими в бессильной зависти. ООО и впрямь было необыкновенно удачливым. Например, когда ему понадобились участки на землях сельхозназначения, то оно и их тут же получило. Почему-то помогать им считали в районной администрации своим долгом.

- Мне позвонил Полухин и сказал: прими моего человека, окажи содействие. А потом уже не по телефону, лично еще сказал: помоги! – рассказал один из бывших руководителей Шебекинского района при условии, что я не назову его фамилию. – Деваться было некуда, такая просьба – как приказ. После этого ко мне явились Сурков и Статинов, они хотели 5 гектаров земли возле водохранилища, еще 15 гектаров в другом месте и 10 гектаров леса. По поручению Полухина были выделены участки возле водохранилища. Участок на улице Морской, 83 получил главный федеральный инспектор Шатохин, точнее, его сын.  Участок на Морской, 84 – прокурор области Волков, точнее, его жена. На Морской, 85 – Статинов, на Морской, 86 – Рашин, но строится там Попков, руководитель фракции «Единой России»…

Впрочем, я сильно забегаю вперед…

Связку тех двух фигурантов и признали наиболее перспективной для разработки. Но как подступиться к ним? Группа закрытая, умело конспирируется, и потому решено было внедрить в нее своего человека. Операцию разрабатывали долго и тщательно. Судя по рассказам, все было как в добром советском кино: оперативник вместе с легендой получил новое имя, документы, биографию… И вот осенью 2009 года в Белгородской области объявился молодой богатый бизнесмен из Воронежа Дмитрий Бережной.

Чужак с деньгами сумел сразу привлечь к себе внимание Статинова. Еще бы, у парня были такие солидные планы – заняться торговлей иномарками, открыть сервисный центр… Потратить на свой проект он был готов до 380 миллионов рублей. Это 38 миллионов отката!

Боясь упустить выгодного клиента, Статинов хвастал своими знакомыми, которые являются «высокопоставленными работниками», «могут все», «положительно решат любые проблемы» и так далее. Попутно объясняя, что «сначала нужно подкормить, а потом что-то спрашивать», «без звонка тут ничего сделать не сможем», «есть товарищ, который выходит на самый верх», «земля хоть и государственная, но кто ж тебе ее за просто так отдаст"…

Получить участок под строительство Бережной хотел в Губкинском районе. Для этого были свои причины, и официальное объяснение звучало весомо: он равноудален от Воронежа, Белгорода и Курска, и к обслуживанию в салоне Porsche Cayenne можно будет привлечь автовладельцев ближайших районов сразу трех областей.

 Статинов связался с Сурковым, и вскоре получил от него команду: клиент может ехать в Губкин и выбирать место - проблем с оформлением не будет. И когда тот нашел себе участок, смотреть его Статинов приехал уже вместе с «другом-юристом» Невлевым. После этого Дмитрий «отбыл в Воронеж», оставив им заботу о своих интересах. И все повторилось: Статинов доложил Суркову и через некоторое время получил от него новую вводную – обратиться в администрацию в Губкине к первому заму Гаркушову, сказать «от Суркова», тот в курсе и ждет.

Пароль двери кабинета открыл, Гаркушов вызвал к себе зама главного архитектора Полянского и отправил его с «дорогими гостями» посмотреть участок.

Цепочка начала постепенно разматываться и обнажать свои звенья…

Однако увидев облюбованный участок, Полянский вынужден был сильно огорчить посредников: это место планируется под Дворец бракосочетания. Однако тут же пообещал подобрать другие варианты. И действительно, спустя некоторое время предложил Статинову и Невлеву на выбор два участка. Затем те вызвали на смотрины нашего бизнесмена. Обратите внимание, какая конспирация: клиент знает только Статинова и Невлева, на них для него все начинается и обрывается!

И тут случился облом. Когда Статинов и Невлев с помощью Полянского, подключившего к этому еще своего человека по имени Юрий, подготовили почти все документы, Юрий сообщил им: администрация хочет, чтобы клиент оплатил не только услуги по оформлению своих 4 гектаров, но всего участка в 20 гектаров! Плюс он должен заплатить сверх еще за 40 соток. Гаркушов, к которому Статинов отправился за объяснениями, это подтвердил и дал номер телефона владельца тех соток. 

Наш бизнесмен, Статинов и Невлев встретились с двумя молодыми людьми. Те предъявили документы, доказывающие, что их 40 соток лежат почему-то именно внутри тех самых облюбованных 4-х гектаров, и предложили выкупить их за 700 тысяч рублей. Сторговались, правда, на 600 тысячах. В тех документах мелькала фамилия Гаркушова. И один из этих парней сказал, что он его сын. Тут не надо и талантов Шерлока Холмса, чтобы догадаться об еще одном приработке, который нашли местные чиновники... А в цепочку, которую разматывал УБЭП, добавились очередные два звена.

Затем «случайно» выяснилось, что вдобавок ко всему участок оказался на землях сельхозназначения. Перевести его в земли населенного пункта в принципе возможно, но уже через областную администрацию, и это означает «дополнительные трудности»…

Солидному бизнесмену, которого изображал Дмитрий Бережной, поддаваться на такие разводки было глупо. Посредники могли заподозрить слишком сговорчивого клиента и прервать контакты. Да им и самим не нравилось происходящее – жадность местных товарищей превышала пределы разумного.

И посредники стали искать и нашли другой земельный участок. Полянский, к которому они напрямую обратились, сообщил, что это – земли сельхозназначения, но в перспективе там планируется строительство жилого комплекса, и перевести их из одного разряда в другой будет нетрудно. Потребуется соблюсти лишь некоторые формальности, устроить «публичные слушания». Но это необходимо согласовывать уже с главой администрации Кретовым. 

И через некоторое время Статинов получил сообщение от Суркова: встретился с  Полухиным, тот все решил, можешь отправляться к Кретову, он ждет тебя завтра в 12 часов. И действительно, Кретов принял его… После разговора с ним Статинов сразу доложился Суркову.

Это был настоящий успех УБЭПа – они вытащили-таки на свет божий самые крупные звенья цепочки. Доказательств того, что правая рука губернатора Полухин оказался причастным к торговле казенной землей, набралось у милиции достаточно. «

- Это показания Статинова, признание Суркова о давних отношениях с Полухиным, записи телефонных переговоров, факт встречи Статинова с Кретовым, наконец, показания на допросе самого Кретова, признавшего, что ему позвонил Полухин, попросил помочь солидной фирме, желающей построить именно в Губкине автосалон дорогих машин, равноудаленный от Белгорода, Курска и Воронежа, - перечислил мне Алексей Морозов, возглавлявший тогда УБЭП. 

 - К концу июня 2010 года, - рассказал мне уже майор Головко, тогда начальник оперативно-розыскной части УБЭП, - мы знали все: участников организованной группы, механизм проведения сделок, покровителя наверху… Почти год напряженной работы остался позади. Пришла пора операцию заканчивать.

Во второй половине дня 30 июня 2010 года в Белгороде состоялась передача «бизнесменом из Воронежа» 38 миллионов рублей посреднику. Точнее, в битком набитой спортивной сумке настоящих денег было всего два миллиона. Искусно изготовленную специалистами «куклу» привезли из Москвы. Слишком велика была опасность утечки информации на заключительной стадии операции. Сейчас, когда занявшая почти год работа подходила к концу, никто не хотел рисковать. Тем более, что коллеги из департамента экономической безопасности  МВД РФ давно подключились к белгородской операции.

Статинову показали сумку, он заглянул в нее, подержал в руках пачки денег, сказал, что должен будет пересчитать. «Он сообщил мне, - пояснил потом «бизнесмен Бережной», - что отвезет деньги на квартиру к теще, куда позже за ними приедут Сурков и Полухин. Они же расплатятся с Кретовым, Гаркушовым… Доля самого Статинова составляла, по его словам, всего лишь 100 тысяч рублей».

Статинов передал «бизнесмену» пакет документов на землю и получил сумку. Радость была короткой – тут его и повязали. На следующий день были задержаны Сурков и Гаркушов. 2 июля Октябрьский районный суд Белгорода избрал для всех троих меру пресечения в виде заключения под стражу. Следствие началось.

Первым и очень быстро сдался Статинов. Видимо, он посчитал, что надеяться ему не на кого. Протокол его допроса от 7 июля так и начинается: «Я готов дать правдивые показания… решил, что для меня будет лучше, если я расскажу всю правду и раскаюсь в содеянном…».

 

Свидетелей убирают, не правда ли?

 

Следствие началось и тут его… и прикончили. Еще 9 июля Белгородский областной суд, рассмотрев кассационную жалобу, подтвердил правильность  решения районного суда об аресте Суркова и Гаркушова. А уже 12 августа президиум областного суда все развернул на 180 градусов, отменив постановления двух предыдущих инстанций. Суд не увидел доказательств того, что на свободе те станут угрожать свидетелям, уничтожать доказательства и вообще мешать расследованию уголовного дела о взятке. И выпустил обоих на свободу!

Следует особо упомянуть, что адвокаты в своих надзорных жалобах даже не заикались о полном и без всяких условий освобождении – они всего лишь просили выпустить подзащитных под залог или посадить под домашний арест. Как порой кое-где у нас бывают все-таки добры судьи…

Горше всех пришлось Статинову. Ну, поторопился человек со своими чистосердечными признаниями и раскаяниями, не сообразил вовремя: спасать его кинутся все! Ведь он – ключевая фигура, единственное живое звено между «бизнесменом из Воронежа» и прочими «решальщиками» земельных вопросов. Так что ему пришлось посидеть в кутузке дольше всех, аж до 3 декабря.

В конце концов Белгородский областной суд и само возбуждение уголовного дела признал незаконным.

- На наших глазах развалили дело о взяточниках, потому что там появилась фамилия Полухина, – уверен тогдашний и.о. начальника УБЭП УВД области майор Алексей Морозов. – Прямые и косвенные доказательства указывали на его причастность к сомнительным земельным сделкам на территории Белгородской области.

А потом взялись за всех нас, кто имел хоть какое-то отношение к этому делу. Еще до конца 2010 года многие мои товарищи были уволены или их вынудили уйти самих. Новый начальник УВД Пестерев мне лично объявил: «Здесь я тебя не вижу, ищи место в другой области». На совещании в  конце октября в присутствии двух десятков офицеров он бросил мне в лицо: «Вы – организатор провокации взятки!».

- А мне новый начальник УБЭП Бутяйкин сказал: «Уйди сам!», - рассказал майор Головко. - Я отказался. Тогда меня уволили. Я восстановился через суд. Меня опять уволили, по статье…

- Пришел новый начальник Бутяйкин, - вспоминает тогдашний оперуполномоченный Денис Гуров, - и заявил: либо сам уйди, либо мы тебя по статье уберем. Я ушел сам…

 15 ноября 2010 года произошел беспрецедентный для милиции новой России случай: шесть десятков сотрудников УВД Белгородской области, весь личный состав управления по борьбе с экономическими преступлениями, подали тогдашнему главе МВД Нургалиеву коллективный рапорт: начальник УВД Пестерев создал условия, при которых невозможно выполнять задачи по обеспечению экономической безопасности, считаем невозможным дальнейшее прохождение службы…

Примчалась солидная комиссия из Москвы и кое-как грандиозный скандал замяла. Главное, удалось сохранить его в тайне, не допустить огласки. Свои выводы комиссия тоже, видимо, посчитала секретными, сотрудникам о них не сообщила. Но догадаться, каковы они были, не трудно. Судя по тому, что Пестерев (которого в Белгороде почему-то называют креатурой Полухина) остался командовать белгородской милицией, а половина «подписантов» оказалась на улице...

Но обвинения в «обыкновенной провокации», в «оперативной комбинации по дискредитации высокопоставленного представителя власти»  продолжали сыпаться и вслед уже бывшим сотрудникам милиции. И не только от руководства УВД, но и чиновников областной администрации, и отрабатывающих «барщину» местных журналистов да и столичных тоже (иные из которых не стесняли себя в откровенной лжи).

И это при том, что длившаяся почти год операция по внедрению проходила под контролем прокуратуры, суды исправно давали санкции на проведение мероприятий, и за все это время никем ни в какой форме не было указано на нарушение сотрудниками УБЭПа закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Или его следует переименовать в закон «О провокации»? 

Читателям теперь ясно, почему я так подробно описывала весь ход операции? Чтобы каждый мог убедиться: никакой провокации – то есть склонения лица к преступлению, которое он никогда бы сам не совершил, - не было! Продавцы казенных земель по коммерческим расценкам сами горели желанием провернуть  очередную(!) сделку. Когда она по каким-то причинам тормозилась или грозила оборваться, сами проявляли инициативу по ее возобновлению. Более того, Воронежская областная прокуратура последовательно, на всех стадиях разбирательств в белгородских судах, отстаивала законность возбуждения уголовного дела о взятке в 38 миллионов.

И наконец, 16 мая 2012 года президиум Верховного суда признал решения и действия должностных лиц УВД Белгородской области по постановке Статинова на дополнительный учет, а также по проведению в отношении него оперативно-розыскных мероприятий законными и обоснованными.

… Тогда, в 2010 и 2011 году, оказалось, что надеяться на справедливость со стороны руководства МВД России, было просто глупо. Оно кидалось на защиту столичных генералов, погрязших в коррупции, но было равнодушно к тому, что делается вдали от Москвы. Теперь изменилось многое - МВД возглавил генерал Колокольцев, пришли новые люди, знатоки своего дела. И так хочется поверить, что к белгородскому делу о 38 миллионах еще вернутся…  

…Эта история явно распадается на две части,  И каждую из них с одинаковым на то основанием можно считать и обыкновенной, и необыкновенной одновременно. Что менты исполнили свою работу – так должно быть, но в современной России это чаще способно удивить. Чиновников-взяточников попытались призвать к ответу – это нечто экзотическое на фоне российской действительности, а вот, что сполна ответили за это менты, забывшие свое место, - обычная повседневность.

 

«Нашему Отечеству нельзя служить безнаказанно…»

 

Но самым драматическим образом сложилась судьба Антона Гончарова, одного из активных разработчиков операции по разоблачению афер с землей. За свою службу в УБЭПе капитан успел помешать слишком многим. А так уж сложилось в нашем  коррумпированном государстве, что нередко человек оказывается перед выбором – служить делу или чьим-то интересам? И бывает, с откровенным врагом столкнуться менее опасно, чем перейти дорогу такому вот «интересанту».

В трудовой книжке Антона Гончарова только за 2010 год (последний год службы) четыре записи о награждениях: январь – поощрен премией и признан лучшим  сотрудником УВД области с помещением фото на стенде, март – награжден почетной грамотой за достигнутые результаты в борьбе с преступностью в сфере экономики и проявленную инициативу, апрель – поощрен за грамотные действия при раскрытии преступления, июнь – награжден медалью «За доблесть в службе».

А в октябре 2010 года капитана арестовали. Видать, за слишком инициативную и результативную работу?

Чего кому-то стоила (в самом прямом смысле этого слова) одна только операция по предотвращению контрабанды оружия. Из оперативных источников в УБЭПе стало известно, что из Барнаула в область для переброски через границу и дальше в Грузию под видом обычных запчастей проследует военная техника, - новенькие системы автоматического наведения огня и комплектующие, из которых легко собирался танк Т-90.

Антон пресек деятельность многих контрабандистов, а там крутятся очень большие деньги, которые хорошо кормят еще и тех, кто крышует этот бизнес, и Антона давно объявили мишенью, объясняли бывшие сослуживцы, ему не раз открыто угрожали.

Особенно он осложнил себе жизнь, когда сумел выйти на связь организованной преступной группы с офицером-пограничником. С предателем! Тот передавал контрабандистам сведения о расстановке пограничных нарядов, времени несения ими службы… Однако после того, как Гончаров сообщил об этом в отдел безопасности ФСБ РФ, рассказывали его товарищи, проблемы начались… у него самого. Довольно быстро стало ясно: идет утечка оперативной информации из отдела Антона, а за ним самим следят. Объектом пристального внимания стал сам капитан.

 Ну, а дело о 38 миллионах стало своеобразным катализатором, ускорившим «окончательное решение вопроса» и с Гончаровым, и вообще с УБЭПом. В этом уверены все бывшие его сотрудники, с которыми удалось побеседовать. Во всяком случае, более ничем они не могут объяснить разгон УБЭПа и уже чуть не двухлетнее заключение капитана, абсурдные обвинения в его адрес, предопределенность будущего приговора (в чем заранее все уверены).

 Черного юмора у кого-то с лихвой. Антона Гончарова и его агента-конфидента Владимира Руднева именем Российской Федерации судят сейчас в Белгородской области за то, что они боролись с бандой и победили. Судят одновременно с теми самыми преступниками, кого и поймали-то благодаря прежде всего их усилиям. Процесс над ними только что завершился на Украине – а в России подходит к концу суд над организатором их поимки и его добровольным помощником. На Украине судили контрабандистов, схваченных с поличным при переброске через границу наркотиков, – а в России судят их победителей и тоже за незаконное приобретение сильнодействующих веществ, попытку переправить их за границу, а также за то, что ловить контрабандистов не имел права! И еще за то, что своими действиями дискредитировал власть… Бред какой-то.

И что окончательно превращает происходящее в Театр абсурда, - Антона Гончарова судят у нас за ту самую операцию, за которую там его украинского коллегу Сергея Лысенко наградили медалью и повысили в звании. Тот, участвуя в разработанной нашим ментом операции, принес своей родине большую пользу, и родина это оценила.

… К той операции на границе осенью 2009 года у нас готовились долго и тщательно: задание-легенда, постановление о внедрении, постановление о производстве оперативного эксперимента, получение санкций… Перечисляю лишь для того, чтобы подчеркнуть особо: капитаном Гончаровым, которого обвиняют сейчас в том числе и в превышении своих должностных полномочий, были соблюдены все требования закона и он действовал с ведома  и согласия своего тогдашнего начальства. 

В результате в преступную группу был внедрен так называемый агент-конфидент (можно сказать, человек, который на общественных началах помогает разоблачению преступников, входя к ним в доверие). Владимир Руднев сумел установить время и место перехода российско-украинской границы контрабандистами. Его вклад в их товар – две коробки с, якобы, сильнодействующими веществами. На самом деле то были искусно приготовленные муляжи, набитые старыми газетами и журналами.

На той стороне всех пятерых контрабандистов и повязали. Правильно или нет поступили иностранцы, не знаю. Но все упаковки с товаром, собранным  шайкой в разных местах и у разных поставщиков для переброски оптом через границу – не зря ведь сразу пятеро шли! - тамошние силовики вскрыли и, как говорится, котлеты от мух тут же отделили. Упаковки вскрыли и выбросили, а содержимое сложили в одну кучу и увезли с собой. «Да зачем нам были нужны те муляжи? Что прикажете делать с макулатурой? Хранить вечно?», - возмущается Сергей Лысенко, который уже спокойно об этой белгородской истории говорить не в состоянии.  Но вот это и стало тяжелым камнем в том обвинении, которое выстроили против Гончарова, а заодно и примкнувшего к нему несчастного Руднева.

По мнению следователя ФСБ и транспортной прокуратуры, которая выступает обвинителем на суде, те две упаковки не были муляжами, в них тоже были какие-то сильнодействующие вещества.

- Доказать это они не могут, таких доказательств просто не существует, - сказал адвокат Евгений Кузнецов. - Однако вот уверены в этом и все!

Оказывается, магии чьих-то слов вполне достаточно для того, чтобы посадить людей на скамью подсудимых? Еще по этой версии Гончаров незаконно поручил Рудневу приобрести те вещества неизвестно у кого и неизвестно где (что Руднев категорически отрицает), а потом незаконно они были переброшены через границу (в руки украинских коллег)…

Даже мне понятно: если муляжи те ушли за границу, если есть показания сотрудников УВД, которые их готовили, если есть заявление украинцев, что там была макулатура, то как теперь можно говорить следствию и прокуратуре о том, что там было и чего не было? Да, а украинский подполковник Лысенко тоже не остался без внимания у нас – ему  Белгород заочно предъявил обвинение. И нехорошая мысль преследует меня: не за тем ли, чтоб он не появился на суде свидетелем?

Доктор юридических наук профессор Максим Баев, который выступает на процессе со стороны защиты, уверенно заявил:

- Ситуация совершенно беспрецедентная. Что бы ни было в муляжах, в оборот это попасть никак не могло. Нет объекта – нет состава – нет преступления!

 И предложил для знакомства с «атмосферой» вокруг дела самой побывать хотя бы на одном судебном заседании. И я поехала в Шебекино, небольшой районный городок под Белгородом, когда-то известный всем мощным  химкомбинатом и стиральным порошком, но это было давно, при Советской власти еще. А потом всю промышленность разрушили… Чтобы мы покупали иностранные порошки?!

7 августа судья опоздала. Ну, возразили мне, всего-то на 25 минут, она никогда вовремя не начинает, раз пять часов нас продержала, ничего не поделаешь, мы – никто и  прав у нас никаких…  Хоть извинилась? В ответ все молча уставились на меня… Время приближалось к полудню. Часы в зале суда  показывали без четверти шесть.

Защитник Максим Баев рассказал мне ход заседания, которое в конце концов когда-то да начнется:

- Сначала внесем ходатайство о вызове на допрос проводивших фоноскопическую и химическую экспертизы  – в них выявлены фундаментальные (!) нарушения. У Гончарова не взяли даже образец его голоса, ну, и с чем они сравнивали полученные при прослушке его телефонных разговоров записи? И совсем любопытно, как они определили, что в муляжах были сильнодействующие вещества, какие, сколько? Вот пусть сами «эксперты» расскажут, как они сумели это сделать. Прокурор будет против. Судья защите отказывает. Вносим следующее ходатайство - об истребовании из экспертного центра МВД в Москве сведений о том, имеют ли люди, проводившие экспертизы, допуск на их производство. Вообще есть у них законное право высказывать свое мнение?  В уголовном деле обязательно должны быть эти документы, но их нет. И это не случайно. У нас есть информация, что эти эксперты квалификационный экзамен не сдали. Прокурор все равно будет против. Судья отказывает. Тогда вносим ходатайство о проведении химической экспертизы веществ – каков их состав, являются они сильнодействующими?.. Прокурор против. Судья отказывает. И мы…

И вошла судья Фокина. И все, как рассказал адвокат, так и случилось.

Адвокаты и общественные защитники по очереди ходатайствовали о вызове и допросе экспертов, многие ученые слова и термины я просто не понимала, но слова о том, что интересно узнать у самого эксперта, как он без вещей провел экспертизу, не понять было нельзя. Встал прокурор:

- Возражаю. Заключения экспертов обоснованны, компетенция не вызывает сомнений. У меня вопросов с неясностью не возникает.

Судья очень тихо:

- Отказать в ходатайстве. В приговоре дадим оценку экспертизам.

Я ахнула чуть не в голос.

Защита внесла ходатайство о необходимости проверить допуски на проведение экспертиз, в столице собрана полная база данных, там дадут точные ответы на все вопросы - кому выданы свидетельства, на проведение каких экспертиз…

Прокурор встал:

- Возражаю! Ходатайство удовлетворению не подлежит. Я считаю, что надлежащее лицо проводило.

Прокурор сел. Встал адвокат:

- А чем вы подтверждаете? В материалах дела  нет никаких документов! Гособвинитель саботирует право!

Судья каким-то придушенным голосом постановила:

- Ходатайство удовлетворить частично. Запрос не в Москву, а местный…

Часы в зале по-прежнему показывали без четверти шесть.

В перерыве я подошла к гособвинителю Сергею Савостину из Белгородской транспортной прокуратуры:

- Почему вы были против всех ходатайств защиты? Раз у нее есть столь обоснованные сомнения, почему вы против того, чтобы эти сомнения проверить? Или их подтвердить или отмести? В конце концов, разве сторона обвинения не заинтересована в поиске истины? Возникает ощущение, что вы не истину хотите найти, а побыстрей людей посадить. Разве это справедливо? Разве это законно?

И в ответ от прокурора получила:

- У меня сомнений никаких нет, нам все давно ясно, и приговор, и суд…

Когда заседание закончилось, на часах оставалось все то же – 15 минут до 6 часов. Стрелки на циферблате замерли намертво. Или само Время в Шебекинском суде остановилось?

   

Единожды солгавши, кто тебе поверит? А не единожды солгавшему?!

 

Особую пикантность всей этой белгородской истории придает участие в ней  члена президиума облсуда Кондрашова. Как все-таки жизнь заставляет меняться человека!

Десять лет назад он, будучи прокурором Белгородской области, лично участвовал по команде из администрации в фальсификации одного за другим трех уголовных дел против меня, журналиста и депутата областной Думы. Лично подписал фальшивое обвинительное заключение. Только под угрозой судебного решения Кондрашов вынужден был принести положенные мне по закону письменные извинения от лица государства, когда я была реабилитирована. И теперь он – сам по сути преступник! - судит других!

Не менее любопытно участие в этом деле в качестве адвоката Золотухина – он был подчиненным Кондрашова, гособвинитель на моем процессе, агрессивное и даже хамское поведение которого я не могу забыть и через десяток лет. Это Золотухину прилюдно бросили тогда в лицо: что ж вы делаете, настоящим преступникам, уголовникам, и то даете условное наказание, а тут требуете ни в чем неповинного человека в тюрьму посадить! А он спокойно разъяснил:

- То - уголовные преступники. Китова опаснее для нас любого уголовника!

 

Честно говоря, что в подпольной сделке с землей сотрудники УБЭПа уличили Олега Полухина, меня нисколько не удивило. И что дело было развалено, - тоже. Удивило бы и не только меня одну, а очень многих белгородцев, скорее, другое – если бы расследование довели до конца и расставили все точки. Подумаешь, какие-то 38 миллионов.  Я сразу вспомнила историю, в которой  фигурировал все те же высокопоставленные чиновники и по-настоящему большие деньги и которая точно также закончилась ничем!