Август 2009
Из архива
Красная Яруга, Белгородская область

«Мы хотим повысить рождаемость или смертность?!»

Областная администрация

планомерно разрушает

систему здравоохранения,

доставшуюся в наследство

от Советской власти.

Признанную одной из лучших в мире!

 

 

       Местные власти хотят закрыть родильное отделение, объясняя это финансовым кризисом. Почему хотят сэкономить именно на роддоме? Рождаемость в России стала повышаться, а проблема демографии разве отступила? Мы выражаем огромное недовольство, несогласие с решением экономических проблем подобным образом! Разрушить легче, чем вновь создать…

                                              

                                               Из письма беременных женщин

                                           в редакцию "Делового вторника",

                                                                             всего 16 подписей.                                                     

                                                                   

       Да, все так: в поселке закрывают роддом. Все так и еще хуже. Поселок этот – районный центр, а роддом – единственный в районе. И с 10 августа он ликвидирован. Если совсем точно, «исключен из структуры». Рожать теперь - или в соседнем райцентре, поселке Ракитное или в Белгороде. От Красной Яруги это соответственно около 20 и 80 километров. Следует учитывать, что это расстояние резко увеличивается для тех, кто живет в деревнях. Не говоря уже о плохих дорогах и непогоде, которые еще удлинят путь в роддом.

       Риски родить в машине или вовсе на обочине вполне реальны. Да и безопасностью на наших дорогах не пахнет.

       Вместо того, чтобы медицинское обслуживание приближать к людям, делать доступнее, его во всех смыслах убирают куда подальше. На языке департамента областной администрации это называется «будущее здравоохранения – в централизации». С этим можно было бы согласиться, иди речь о редких заболеваниях, специализированных клиниках, но роддом?

       Никого не пугает и другое не менее важное обстоятельство. Рядом с женщиной в родах – в главный и самый опасный период беременности – оказывается не тот акушер, который ее наблюдал, знает, с какими трудностями он может столкнуться, и готов к ним, а врач, который впервые ее видит. Кстати, процент рождаемости здоровых детей в этом роддоме почти вдвое выше показателя по области.

       Был выше…

       Естественно, местному населению принятое решение объясняют исключительно заботой о нем. Педиатр Евгений Чухвистов так прямо и написал в районной газете: «Мои коллеги акушеры-гинекологи говорят, что роды длятся в среднем 5 – 6 часов, то есть за это время можно доехать до областного центра… Оставаясь же на родоразрешение… вы рискуете, причем очень сильно…».

       Оставим на совести автора его высказывания в адрес коллег. К «средней продолжительности родов» и вовсе не стоит всерьез относиться. Средняя зарплата в этой больнице составляет 8400 рублей, как любезно сообщила главврач Черниговцева. Санитарка получает чуть больше 4-х тысяч рублей в месяц, главный врач - до 30 тысяч. Все ясно?  

 

       Но почему лишь беременным предлагается не рисковать? Почему не закрыть хирургическое отделение – наверняка в областной больнице оно побогаче оборудовано, да и терапевтические больные тоже заслуживают лучшей доли, а дети – детей тем более надо лечить в областном центре, ведь детское отделение в районной больнице – это две палаты в терапии, общий со взрослыми туалет…

       В общем, давно назрела необходимость закрыть районную больницу – пусть все пациенты едут в Белгород. Понятно же, где «более надежные условия». Кстати, чем хуже жители других районов Белгородской области? А может, всем – да сразу в столицу? Там, поди, еще «надежнее». И сильно дороже.

 

       На самом деле подлинная причина закрытия роддома ни для кого не секрет – нет денег на его содержание. «На то, чтобы центр поселка плиткой выложить, фонтан соорудить, средства есть. А на школы и больницы денег, как всегда, не хватает!» - с горечью сказала Светлана Сикоренко, одна из подписавших письмо в редакцию.

       От будущих матерей бюджету вообще один ущерб.

       - В 2007 году убыток от роддома составил 1,1 миллиона рублей, - объясняла мне главврач Лариса Черниговцева. – А в прошлом году - уже 1,2 миллиона!

       Под убытком главный врач подразумевает деньги, которые приходится тратить на роддом. Всего для работы в течение года ему нужно около 3 миллионов рублей. Родов в прошлом году было 153, и государство заплатило за них по родовым сертификатам 9 тысяч рублей за каждую роженицу (по 3 тысячи – за наблюдение во время беременности, еще по 6 тысяч – за роды). Остальное додать должен районный бюджет – это и есть тот самый «убыток».

       Родильные отделния всегда были и остаются самыми дорогими в больницах. (Особые требования к санитарным нормам, чистоте, каждые 6 месяцев – обязательный ремонт… Малейшее отступление грозит внутрибольничной инфекцией, смертельной для новорожденных). Потому от них и избавляются прежде всего.

 

       Краснояружский стал уже четвертым районом в Белгородской области, где нет теперь роддома! С 2002 года закрыт роддом в Ивнянском районе, точнее, как меня поправили в департаменте здравоохранения, «не закрыт, а просто не открылся после ремонта». В Борисовском районе негде рожать уже три года – «роддом закрыт на капитальный ремонт»…

  

       Глава районной администрации пребывал на своем посту 86-й день. И похоже, только начинал понимать ситуацию.     

       - Денег на содержание роддома у нас нет, - констатировал Валерий Бурба. - Больница – это предприятие, а каждое отделение  - как цех, и само должно зарабатывать на себя.

       Доходную часть районного бюджета, в котором только 29 процентов составляют собственные средства, в этом году сильно урезали. Вот и начали «оптимизацию расходов». Область тоже дотационная, и тоже «экономит». В прошлом году в бюджете заложили на здравоохранение (вместе с физкультурой и спортом) 4,9 миллиарда рублей, а в нынешнем – лишь 3,4 миллиарда. При нашей-то инфляции. А самое главное – при том, что смертность в Белгородской области уже в течение полутора десятков лет стабильно превышает рождаемость! Впрочем, как и в целом по стране…

 

       Однако парадокс состоит в том, что роженицы могут приносить прибыль! Борьба за нее - еще одна причина начавшейся волны ликвидаций районных роддомов. Им все равно не набрать «нужного» для этого количества беременных. Например, чтобы роддому в Красной Яруге стать хотя бы «предприятием без убытков», в нем за год должны родить не полторы сотни женщин, а раза в четыре больше. Зато собирая рожениц со всей Белгородчины в один роддом, на родовых сертификатах можно сделать хо-о-рошие деньги. Причем настоящие, живые, которые поступят из федерального бюджета в любом случае. В прошлом году 4.581 роды принесли областной больнице более 28 миллионов рублей.

  

       Но особую пикантность ситуации придает тот факт, что пристройку, в которой расположились родильное и хирургическое отделения, краснояружцы ждали долгие-долгие годы. И открыли «настоящий роддом» совсем недавно, в декабре 2007 года. Спасибо национальному проекту!

       На торжественном открытии вспоминали тогда добрым словом и губернатора Евгения Савченко – это был ему наказ избирателей во время его выборной кампании.. Роддом получился замечательный! Индивидуальные родзалы, специальная финская родильная койка стоимостью 300 с лишним тысяч рублей, отдельные палаты для мамы с малышом, опытнейший коллектив… За такие условия в столице дорого приходится платить, а здесь женщины получают все самое лучшее бесплатно. Извините, получали.

    Заслуженный врач РСФСР Тарковская всю жизнь проработала в районе. В 50-е годы, когда она начинала, роддом размещался в старом доме с печкой. Как счастлива была Александра Александровна, что дожила до времени, когда ее мечта – настоящий роддом! - стала реальностью. И что работать в нем ее дочери.

       Доктор Елена Гревцева сменила маму и наставника на посту заведующей родильным отделением, в 2002 году по ее инициативе здесь был открыт Центр защиты материнства, один из лучших в области. (Центр главврач Черниговцева прикрыла еще раньше).

  

       И вот через полтора года после торжественного открытия роддом тихо закрывают. Очень тихо - без главы департамента здравоохранения обладминистрации Николая Белоусова, без речей и фото в газете, завязывания в узелок разрезанной ленты… То, что создавалось усилиями многих людей десятки лет, разрушено несколькими чиновниками и депутатами в считанные дни. Областная администрация «не нашла» миллиона…

       - Зато теперь у нас будет детское отделение и социальные койки для бомжей! – с большим энтузиазмом сообщила мне о перспективах главврач Черниговцева.

       Да кто спорит: детское отделение должно быть, и бомжам надо крышу над головой, но почему для этого надо роддом разрушить?!

 

       Кстати

 

       В те самые дни, когда районные и областные чиновники втолковывали мне, как здорово рожать в областном роддоме, в нем произошло ЧП. Его пытались, как могли, скрыть, но шокирующая новость мгновенно всколыхнула город и всю область.

       Ярче иллюстрации к творящемуся в области произволу, разрушению системы здравоохранения, доставшейся в наследство от Советской власти, и быть не могло.

       Ночью муж привез жену в областную больницу рожать, Привез не издали – с другого конца Белгорода. Но достучаться в запертую дверь роддома так и не смог. Женщина родила ребенка в центре Белгорода, на улице, на ступеньках роддома...

       - Когда дверь потом открыли, ребенок уже лежал у меня в подоле, - рассказала Татьяна.

       Главный врач областной больницы Владимир Куликовский оказался не доступен для комментариев. Секретарь говорила мне, что занят, злые языки – что прячется. Собственно, у меня был к нему лишь один вопрос: он принес извинения семье, пережившей по вине его подчиненных чрезвычайное происшествие, которое только чудом не превратилось в трагическое?      

       Пришлось задать этот вопрос Татьяне и Роману. Ответ был коротким:   

       - Нет, и это самое обидное.

       А ведь главврач Куликовский - еще и депутат Белгородской областной Думы…

                                                                                   Ольга Китова,

                                                                                                               Белгород – Москва.